«Инвестиции и доверие к власти — шведский ключ к положительному общественному мнению»

Технический тур общественного совета Госкорпорации «Росатом» был спланирован так, что его участники смогли ознакомиться с предприятиями и компаниями, которые представляют практически всю инфраструктуру атомной отрасли Швеции, начиная с АЭС и заканчивая компаниями осуществляющими кондиционирование и захоронение радиоактивных отходов.

Швеция не самая «атомная» страна в мире, но, тем не менее, 40 % электроэнергии вырабатывается на атомных станциях, а к шведским технологиях по долговременному хранению отработавшего ядерного топлива присматриваются многие «атомные» страны.

Участников тура интересовало все, технические и организационные решения, механизм их принятия, система регулирования и контроля безопасности и, конечно, отношения с общественностью, особенно при принятии непростых и потенциально опасных решений. Общественному совету, представителям СМИ и НПО, которые были в составе участников, хорошо известны вопросы и трудности, с которыми сталкивается атомное ведомство России при осуществлении проектов в регионах. Поэтому было любопытно, как решаются эти вопросы в Швеции. Следует сразу сказать, что увиденное и услышанное во многом удивило и поразило наше воображение, особенно в части отношений между общественностью и атомными компаниями, связанных с обращением с ОЯТ и РАО.

Швеция одна из немногих стран, которая существенно продвинулась вперед в разработке технологий долговременного хранения ОЯТ. В 2014 году начнется строительство первого хранилища, где ОЯТ планируют безопасно хранить на протяжении тысячелетий. Этот ядерный, высокорадиоактивный материал будет помещен в медные пеналы, толщина стенки которых 5 см. Технологию изготовления этих пеналов нам продемонстрировали в цеху лаборатории компании SKB в городе Оскаршамн.
Но интересней всего было узнать о том, как выбирали место для строительства самого хранилища.

Был объявлен конкурс среди муниципалитетов на выбор площадки для строительства. Восемь муниципалитетов выразили готовность разместить это объект на своей территории. (Интересно, если бы в России объявили такой конкурс, сколько областей выразило бы готовность построить пункт окончательного захоронения ОЯТ на своей территории?) После опроса населения и изучения геологических характеристик местности было выбрано два муниципалитета (Оскаршамн и Остхаммар), на территории которых были наилучшие условия для строительства, включая общественное мнение. Около 80% жителей этих муниципалитетов поддержали строительство хранилища для ОЯТ. Жители шести близлежащих муниципалитетов также поддержали этот проект. В июне 2009 года компания SKB объявила о своем решении разместить пункт захоронения ОЯТ в Содервикине (муниципалитет Остхаммар). Согласно инвестиционному соглашению муниципалитеты Оскаршамн и Остхаммар получают 245 млн. долларов США, причем большая часть денег будет направлена в проигравший муниципалитет (Оскаршамн) что бы компенсировать его затраты и «моральный ущерб». Кроме этого в Оскаршамне будет построен завод по инкапсуляции ОЯТ. Отработавшее топливо из промежуточного хранилища, которое сегодня расположено вблизи Оскаршамна будет перегружаться в медные капсулы и далее специальным кораблем «Сигун» перевозиться на захоронение в Остхаммар.

В маленьком городке Нючепинге, расположенном в сотни километров от Стокгольма находиться предприятие компании «Студсвик», которое занимается переработкой и кондиционированием РАО. Во время нашего посещения шел технологический процесс переплавки радиоактивного металла, поэтому внутрь цехов нас не пригласили, но подробно рассказали, чем и как занимается компания. Радиоактивные отходы поступают в Нючепинг на переработку из многих государств Европы, таких, например, как Англия, Бельгия, Германия, Литва. На накопительной площадке завода мы видели бойлеры (парогенераторы) привезенные из выведенной из эксплуатации английской АЭС с газовым теплоносителем.

РАО сжигается или переплавляется, а оставшиеся не переплавленные (не сожженные) радиоактивные отходы отправляются в страну — производитель. На вопрос: «Как относиться общественность к тому, что на территорию Швеции завозят РАО из других стран?», последовал ответ, что у них (у компании) нет никаких проблем. За безопасностью следит агентство по радиационной безопасности (SSM), которое вместе с компанией «Студсвик» информирует население о происходящем и об уровне безопасности на предприятии. Если SSM говорит, что все в порядке, то так оно и есть, и люди этому верят.

В Швеции построено 10 атомных блоков, на которых эксплуатируются семь кипящих и три реактора под давлением. Мы побывали на одном из самых старых кипящих реакторов в Оскаршамне. На первый взгляд ничего необычного. Строгий режим и контроль, подробная информация о реакторе и системах его обслуживающих. Удивление вызвала только информация о том, что реактор эксплуатируется на мощности 136% (т. е. мощность реактора от номинальной была поднята на 36%) и то, что срок эксплуатации реактора продлен от 25 лет до 60. Конечно, все это не просто так. На АЭС была проведена глубокая модернизация, заменено почти все оборудование, включая турбины, но реактор остался старым. Стоимость модернизации третьего блока АЭС «Оскаршамн» превысил 300 млн. долларов США.

Сначала показалось, что такие повышения возможны только для кипящих реакторов. Однако на АЭС «Рингхальс» , где эксплуатируют 3 реактора под давлением шведское агентство по радиационной безопасности (SSM) выдало разрешение на повышение мощности реактора третьего энергоблока (на 14%) и продлении срока эксплуатации до 60 лет.

Не хочу утверждать, что это абсолютно безопасно. С такими экспериментами надо быть осторожным. Но меня удивила реакция общественности. Её просто нет. В России мощность реакторов увеличивается на 4, максимум на 7%, срок эксплуатации на 15 лет (с условиями). И мы знаем отрицательную реакцию общественных организаций на эти действия Росатома.

Можно также представить реакцию общественности на ввоз РАО из-за рубежа. Мы сегодня наблюдаем протесты, когда РАО перемещают из одного региона России в другой. Мы видим, что сегодня происходит в Железногорске, где изучают возможность для строительства пункта захоронения высокоактивных отходов. Мы слышим, что говорят в г. Сосновый Бор по поводу того, что атомные и радиационные объекты располагаются примерно в 500 метрах от берега Балтийского моря. Но в то же время мы видим, что все шведские хранилища и АЭС расположены в 100–200 метров от берега.

Не вознося и не принижая все, что увидел в Швеции, хочу лишь понять — почему в этой самой демократической стране с самой сильной Зеленой партией мы не увидели протестов и манифестаций гражданского общества против атомных проектов.
Приходит лишь одна мысль — все решает практически полное доверие населения Швеции к власти, государственным структурам и друг к другу, а также инвестиции. Причем эти два фактора не работают порознь. Только вместе, — доверие и инвестиции.

Поделился этой мыслю со своими коллегами из общественных организаций. Они согласились, и на мой вопрос, а что делать нам в России, сказали, — ждать, когда появится доверие, исчезнет коррупция, и нам перестанут врать.

И я подумал, что за это время пока мы дождемся всего этого, вся радиоактивность распадётся, и нам тогда уже не надо будет строить ПЗРО.