Экологическая безопасность: новые угрозы для устойчивого развития России

Для краткого обсуждения рисков для экологической безопасности нашей страны необходимо дать современное понятие этого термина. Указом президента Российской Федерации от 19 апреля 2017 года была утверждена «Стратегия экологической безопасности Российской Федерации до 2025 года». Согласно этому документу «Экологическая безопасность — состояние защищенности человека, общества и государства от угроз, вызываемых изменениями окружающей среды, обусловленных хозяйственной и иной деятельностью, а также природными явлениями».

Cтратегия — документ стратегического планирования в сфере обеспечения национальной безопасности, определяющий основные вызовы и угрозы экологической безопасности, цели, задачи и механизмы реализации государственной политики в сфере обеспечения экологической безопасности. В начале новейшей истории Российской Федерации в Совете Безопасности РФ 13 июля 1993 года была создана Межведомственная комиссия по экологической безопасности (далее — Комиссия), которой руководил крупнейший ученый-биолог и общественный деятель Алексей Яблоков, а затем академик Николай Лаверов. Впервые, на государственном уровне было признано приоритетное направление анализа экологических рисков для страны, общества и природы.

Накопившиеся за предыдущие годы экологические проблемы, резкое ухудшение состояния окружающей среды в стране, Чернобыльская трагедия и т. д. требовали новых подходов и в государственном управлении, переоценке приоритетов в политике государства, в создании законодательной экологической основы для власти и общества. Очень важным моментом явилось понимание того, что в структуре национальной безопасности вопросы экологической безопасности занимают важнейшее место. Это обстоятельство было зафиксировано в самом первом документе Комиссии.

25 лет назад определенный перечень экологических рисков с учетом резкого падения экономики, закрытия предприятий, нарушения управленческих функций государства выглядел следующим образом:

промышленные аварии и катастрофы;
значительные территории с радиационным загрязнением;
развитие традиционной атомной энергетики без кардинального решения проблемы РАО и ОЯТ;
непродуманная конверсия оборонных отраслей промышленности и военной деятельности;
риски в основных отраслях промышленности и в сельском хозяйстве, работающих на старых технологиях;
образование, транспортировка и захоронение различных отходов (в том числе, опасных промышленных отходов);
крупномасштабные проекты природопользования и освоение новых нефтяных и газовых месторождений без тщательного анализа воздействия на окружающую среду;
загрязнение питьевой воды;
загрязнение поверхностных и подземных водоемов;
истощение и расхищение растительных и животных природных ресурсов; утрата плодородных почв.

Из глобальных экологических рисков для России Комиссия определила глобальное изменение климата (четверть века назад!) и риск утери биоразнообразия.
В Комиссию входили представители 14 министерств и ведомств и ведущие ученые, Решение Комиссии имело статус рекомендаций для Правительства и представительных органов. К сожалению, для исполнения этих рекомендаций в бюджете страны не было денег.

Уже в процессе работы Комиссии была определена одна из основных угроз здоровью населения и природным системам — масштабное химическое загрязнение воздуха, как антропогенное воздействие во многих городах и на значительных территориях. Но в тот момент гораздо серьёзнее были опасности, связанные с обвалом экономики и возможными авариями на крупных производствах.

Приведу пример чрезвычайной ситуации в эти годы. К концу 90-х годов были сняты с вооружения и выведены из состава ВМФ России около 200 атомных подводных лодок (АПЛ). Все они оказались в бухтах отстоя, из некоторых АПЛ не было выгружено отработавшее ядерное топливо, на части подлодок надо было держать сокращенный и не самый лучший экипаж. Ещё один Чернобыль, морского происхождения, страна бы не пережила. Военные моряки не могли решать сложнейшие задачи утилизации этих огромных подводных кораблей. Было очевидно, что с такой задачей может справиться только Министерство по атомной энергии с его мощнейшей инфраструктурой и производственными мощностями. Это решение и было принято правительством после обсуждения в Комиссии и в Совете Безопасности России. В тот момент я работал в аппарате Совета Безопасности и был ученым секретарем Комиссии. Хорошо помню, что были трудности и недопонимание рисков с немедленным решением этой ситуации. Правительством РФ весь комплекс перечисленных задач был передан Минатому РФ, а в последствии Госкорпорации «Росатом», как правопреемнику министерства. С 2000 года начались реальные работы по всему комплексу перечисленных задач. Госкорпорация «Росатом» (приемник Минатома) отлично справилась с этой задачей и в настоящий момент в ФГУП «РосРАО» на хранении находятся 190 реакторных отсеков АПЛ, выведенных из состава ВМФ, и 9 судов атомного технологического обеспечения.

ДальРАО. АПЛ ждут окончательной утилизации
ДальРАО. Реакторный отсек перед обработкой
ДальРАО. Члены Общественного совета Росатома

Многие риски, обозначенные для начала 90-х годов, стали существенно меньше в настоящее время. Улучшилась экономическая ситуация в стране, произошла модернизация многих экологически неблагополучных предприятий, повысилось существенно внимание к охране окружающей среды со стороны различных ветвей власти.

СевРАО. Блок прошёл подготовку для длительного хранения
СевРАО. М. Л. Глинский и А. К. Никитин
СевРАО. Площадка хранения реакторных отсеков
СевРАО. Цех обработки реакторов

Наглядное подтверждение этих выводов — это реализация Федеральной целевой программы по ядерной и радиационной безопасности (далее — ФЦП-1). По моему мнению, впервые в новейшей истории России ФЦП-1 реализовано в полном объеме и с поставленными в программе результатами. Это огромная работа научных, инженерных коллективов и исполнительных организаций. Как пример, в 2015 году полностью засыпана поверхность озера Карачай на ПО «Маяк», представлявшая реальную масштабную радиационную угрозу для региона. Задача ФЦП-1 была определена, как осуществление экстренных работ на тех предприятиях, где была реальная опасность.

Действующая сейчас ФЦП-2 ставит задачи не просто устранения рисков, а обеспечения полной безопасности ядерных объектов страны. По этой программе будет выведено из эксплуатации 118 радиационно-опасных объектов и подготовлено к выводу еще 300. От ФЦП-2 мы ожидаем продолжения работ по самым сложным объектам и обеспечения радиационной и ядерной безопасности в стране. Объем захороненных твердых РАО составит 176,3 тыс. куб. м к 2030 г. Конечно, эта работа обеспечит и экологическую безопасность в каждом конкретном случае.

В сентябре 2018 года завершен первый этап утилизации плавтехбазы «Лепсе» — одного из самых опасных объектов с облученным ядерным топливом. ПТБ «Лепсе» обеспечивала перезарядку реакторов первых атомных ледоколов. В настоящее время сформирована так называемая блок-упаковка, габариты которой таковы, что ее можно штатным образом переместить в специально построенное защитное укрытие для манипуляций по выгрузке облученного топлива — самой главной операции, ради которой потребовалась столь долгая подготовительная работа. Общее текущее состояние окружающей среды страны в «Стратегии экологической безопасности Российской Федерации…» оценивается по-прежнему, как тревожное. 15 % территории России по экологическим показателям находится в критическом состоянии. Окружающая среда, где проживает 2\3 населения, подвергается существенному негативному воздействию. B городах c высоким и очень высоким загрязнением воздуха проживает 17,1 млн человек. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в 2006 году пришла к выводу, что экологические факторы, в том числе, загрязнение воды и воздуха, являются причиной 23% смертей в мире. Эти расчеты не учитывают дородовой гибели. ВОЗ констатировала, что загрязнение воздуха в городах мира является причиной приблизительно 7 млн смертей в год, о повышенном риске возникновения ряда онкологических заболеваний. В Москве дополнительная смертность от загрязнения воздуха составляет около 11 тыс. человек в год. Это втрое больше, чем смертность от автотранспорта, который и является основным загрязнителем атмосферы. Для нашей страны по-прежнему проблема загрязненный воздух является самой большой опасностью для здоровья населения в таких городах, как Красноярск, Норильск, Магнитогорск, Челябинск, Новокузнецк, Нижний Тагил, Братск, Омск, Чита, Дзержинск. В списке неблагополучных их гораздо больше. Качество водных объектов остаётся неблагоприятным и только 11% сточных вод очищается до нормативных допустимых сбросов. От 30 до 40% населения пользуются водой, не соответствующей гигиеническим нормативам. Вследствие загрязнения питьевой воды увеличивается риск смертности (в среднем на 11 тысяч случаев ежегодно) и риск заболеваемости (на 3 млн случаев ежегодно). Очевидно, что с такими рисками потери здоровья в этих городах и регионах нам не решить поставленную задачу продления жизни населения страны и повышения качества их жизни.

Буквально в последние годы мы на самом высоком уровне стали обсуждать и искать решение с риском накопления отходов различных категорий. В России ежегодно образуется 55–60 млн тонн твердых коммунальных отходов (ТКО). В среднем на человека приходится до 400 кг отходов в год, причем объемы образования ТКО на душу населения в городской и сельской местности сильно отличаются. Уровень переработки составляет лишь 5–7%, в то время как в странах Европейского союза перерабатывается до 60% ТКО. Таким образом, в России более 90% мусора направляется на полигоны и несанкционированные свалки, и количество накопленных отходов растет. Площадь свалок составляет ориентировочно 5 млн гектаров. Ежегодный прирост — почти 10% от этой величины, примерно 0,4 млн га — это суммарная площадь Москвы и Петербурга! На территории Москвы и области ежегодно образуется 9,7 млн тонн твердых бытовых отходов и крупногабаритного мусора, т. е. пятую часть всех отходов России. Почти все это идёт на свалки в Подмосковье. Критическую ситуацию озвучил руководитель Комитета по экологии и охране окружающей среды Гоударственной Думы РФ: «В десяти регионах России практически исчерпаны ресурсы мусорных полигонов. В частности — в Астраханской, Калужской, Ленинградской, Московской, Орловской, Тверской областях, республиках Бурятия, Башкирия, Кабардино-Балкария, Крым. Таковы итоги федерального мониторинга, проведённого нашим комитетом. Эти данные подтвердили и проверки Счетной палаты РФ. Руководству этих регионов необходимо предпринимать незамедлительные меры по внедрению мусороперереботки, раздельного сбора мусора, и созданию иных альтернатив простому свариванию отходов в кучу. Иначе эти регионы могут столкнуться (а некоторые уже в полный рост сталкиваются) с настоящим мусорным коллапсом». Очевидно, что решить эту застарелую проблему не удастся.
Эксперты подсчитали, что более триллиона рублей понадобится для создания индустрии переработки отходов. Законодательных препятствий к раздельному сбору ТКО больше нет, но наладить его быстро все равно не удастся. Надо создавать отрасль по его переработке, нужно привлекать средства частных инвесторов и населения. Но пока бизнес-климат и законы этому не способствуют.

Отметим фрагментарно еще ряд угроз устойчивому развитию страны, которые резко возросли в последние годы:

- истощению экономически доступных лесов России за счет варварской вырубки и ежегодных пожаров, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке. Снижается количество экологически ценных первозданных лесов (мало нарушенных лесных территорий), ранее не подвергавшихся серьезному хозяйственному воздействию. Проблема эта системная. Альтернативой экстенсивной модели ведения лесного хозяйства является экологически устойчивая интенсивная модель ведения лесного хозяйства: непрерывность лесопользования на арендованных участках, экономическая эффективность рубок ухода, грамотное восстановление леса и уход за ним, эффективная борьба с лесными пожарами, незаконными рубками, сохранение биоразнообразия и социально значимых лесов, устранение криминала, пересмотр экономики лесного хозяйства с запретом вывоза необработанной древесины за рубеж; искоренение «лесной мафии», которая включает и ряд чиновников и представителей силовых структур;

- негативные изменения во всей экосистеме озера Байкал. Необходимо актуализировать закон «Об охране озера Байкал», создать постоянную экспертную группу ученых в РАН, ужесточить природоохранные позиции и пересмотреть часть бизнес-планов по освоению прибрежной зоны. Очевидно, что происходят грубые нарушения международных обязательств по сохранению Центральной экологической зоны Байкальской Природной Территории и территории объекта Всемирного Природного Наследия «Озера Байкал». Решением 42-ой сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО эта зона находится под угрозой со стороны российских и монгольских гидроэнергетиков.

Для России, как и для всех стран нашей планеты, в этом веке обозначились глобальные вызовы. Я упомяну только изменение климата. Что это реальность — об этом свидетельствуют многочисленные факты и исследования. Наши ученые впервые опубликовали анализ и доказательства, что тайфуны на территории Северо-восточной Азии стали более активны, а их частота возросла за последние 100 лет. Для России увеличился риск последствий тайфунов в Хабаровском крае и соседних регионах.

Недавно вышел последний специальный отчет Межправительственной Группы Экспертов по Изменению Климата (МГЭИК) о возможности удержания глобальной температуры на уровне 1,5 градусов Цельсия: http://www.ipcc.ch/report/sr15/ Авторы доклада резюмируют, что наше будущее несовместимо с ископаемым топливом, а правительства и лидеры стран должны поставить изменение климата в центр своих национальных программ. Я не разделяю позицию авторов этого отчета, что антропогенный вклад является важнейшим фактором в процесс изменения климата. Но это уже тема отдельного разговора.

Экологи России ожидают окончательную разработку и утверждение национального проекта «Экология» с региональными составляющими, который был озвучен по итогам майского указа президента в 2017 г. Для устойчивого развития страны (процесс постоянных управляемых позитивных изменений) необходимо снижать перечисленные риски и угрозы. В этом процессе должны активно участвовать и общественные неправительственные организации и наши авторитетные ученые.

Международный экологический форум «Природа без границ». Владивосток, октябрь 2018 года